Обо мне начистоту

"Я думаю, важно честно работать,
насколько хватает чести."

Анна Юхневич

Пришло время рассказать о себе. Однако вряд ли этот текст будет полностью описанием моей профессиональной деятельности. Скорее всего, я попробую описать свой путь в психологию, вспоминая, какие события в моей жизни привели меня в профессию.

Консультация психолога

Прием в Витебске:
+375 29 514 87 14

Для иногородних:
Skype: psihologgoroda

Как становятся психологами

Начну со своих наблюдений. В профессию психолога приходят дети родителей, связанных с психологией; студенты, закончившие высшие учебные заведения по специальности, и - кто бы вы думали еще? А еще психологами становятся люди, которые пришли в терапию клиентами.

В свое время я в поликлинике обратилась к психологу. На консультации мы работали с темой, в которой мне требовалась помощь: были сложные эмоциональные моменты в семейной жизни, в отношениях с мужем.

Как проходила консультация?

Рассказывала о своих событиях, ждала, что психотерапевт предложит пить успокоительное, то есть мне выпишут таблетки, а встретилась с тем, что она меня просто слушала. Конечно, сейчас я понимаю: то, что я принимала за обычное слушание, явилось работой хорошего профессионала.

Постепенно мне становилось легче, когда я рассказывала о том, что происходит в моей семье, и какие чувства я чувствую, и как мне сложно с этими чувствами, как мне сложно их выражать в семье и проще терпеть.

Выражение растерянности, усталости, злости на терапии уже освободило меня от некоторого переизбытка груза, который я пыталась нести одна.

А еще я часто вспоминаю пальму, стоявшую в фойе, такую в сбитом квадратом из досок «горшке». Я сижу и жду терапевта (она работала еще кроме поликлиники и в психиатрической
больнице).

Мои размышления о том, что я хочу, для чего я живу, как я живу, что я люблю. Терапевт приходит, а я уже все проработала - вот такое самообслуживание происходит.

Как теперь я знаю, это эффект от долгосрочной терапии, где постоянство дня консультации и времени приводит клиента к некоторому уже привычному для него занятию — заняться собой.

Обучение

Дальше - больше, интерес и внимательность к себе повернули меня в сферу отношений и желания узнать, как в них все происходит. Пошла учиться в группу «Базовый курс по гештальт-терапии». Никогда не была на групповых занятиях и изрядно робела. Группа 25 человек, все что-то говорят о себе, я осталась последней, а что сказать, если не привыкла о себе говорить - «стыдно». Из-за тревоги потом так заговорила, что еле остановили.

Позже - на специализацию «Работа с семьями». Из всех специализаций, на которых я обучалась, именно эту я люблю больше всего: столько открытий, нюансов, впечатлений, и она самая рабочая. Многие люди идут к психологу работать про отношения, про семью, даже если клиент приходит один. И тогда очень важно знать и про этапы развития семьи, и про кризисы семьи, и про особенности взаимодействия в паре, про воспитание детей, про возрастные кризисы каждого из членов семьи, про то, как они слышат друг друга, ведут себя.

Я с удовольствием работаю по этой теме.

В моих намерениях не было становиться психологом, но постепенно я очаровывалась знаниями и стала их опробовать.

Незаметно оказалось, что людям помогают разговоры со мной, и я подумала, почему бы нет, тем более что по профессии инженер-проектировщик мне стало работать просто. Постепенно активизировалась та часть меня, что не мыслит себя без человеческого взаимодействия, которого гораздо меньше, когда ты сидишь и чертишь планы этажей.

Раньше мне нравилась работа, которую я выбрала. Я училась в политехническом университете, потому что мой отец был строителем, он строил дома, потом руководил строительством. Конечно, это уже почти классика жанра, когда дочь, выбирая профессию, идет по стопам отца. Теперь же пришло время самой определиться, самоопределиться уже более осознанно.

Возраст не помеха

Надо сказать, что клиенты пришли ко мне еще на стадии обучения. Мой возраст (в профессию пришла с 40 лет) уже являлся визитной карточкой для людей, которым легче доверять психологу, ориентируясь на его человеческий опыт (есть ли семья, дети, как работает, кем, где живет и как, уважает ли он родителей, переживал ли он расставания, утрату близких, любимых людей). Да, человеческий опыт хорош тем, что сочувствие включается к клиенту неподдельное, можно тоньше работать, видя боль другого.

Но все-таки самая важная составляющая - это знание про то, как с какими темами клиента работать. Ряд специалистов, психологов, психотерапевтов публиковали и публикуют свои материалы, особо продуктивные пишут книги, делясь опытом в той сфере, где у них больше накоплено знаний. И это здорово.

Есть много семинаров, конференций, интенсивов, спецкурсов и специализаций. Сама жизнь и клиенты, которые приходят, приносят ежегодно новые темы, которые требуют еще новой информации, еще обучения.

Что касается меня, то я меняла профессию кардинально каждые пять лет, поскольку через это время уже начинался автоматизм в работе.

И когда я выбрала остаться в профессии психолога, беспокоилась на цифре «5»: вдруг снова захочется нового. Ан нет, мне по-прежнему хочется оставаться в профессии, раньше просто хотелось спасать людей, но очарование прошло и осталось желание профессионально работать, помогая по возможности людям сориентироваться в их жизни, в себе.

Отношение к профессии

Каждый клиент уникален, каждая человеческая история - это узоры, которые не повторяются. После работы возникает чувство радости, когда видишь, что человек уже сам опирается осознанно на себя, что он может делать выборы и многое другое. Это то, что не сделает профессию, выбранную мной, автоматической - это просто невозможно.

Я пошла учиться в университет, получать образование психолога и социального педагога.

Смею сказать, что всё это я делала, когда мне было 40 лет, и я не случайно обозначаю сейчас этот момент в своей биографии. Я говорю об этом для того, чтобы люди знали, что в этом возрасте возможно и нужно искать себя заново. Психическая зрелость уже толкает к новому способу жизни, к новому вкусу, качеству.

Итак, я осталась в профессии, и нужно было наверстывать упущенное, введя себе в правило ежегодно повышать квалификацию и обучаться на семинарах, спецкурсах и специализациях. Сами клиенты, которые приходили ко мне и удерживались в терапии, показывали, какие темы нужно осваивать дополнительно в первую очередь.

Моя студентка спросила: «За что терапевт любит терапию, любимые моменты?».

Ответила шутливо: «Любимые моменты— это, когда клиент закончил терапию, встретиться с ним в городе случайно, а он счастлив и доволен, а еще и здоровается, напоминая о себе».

И это правда, у меня так.

Этические моменты

Еще есть моменты этики — не брать клиента в терапию только ради заработка — важно знать свою клиентуру и иметь при себе пару номеров телефонов коллег, которые работают с определенной категорией клиентов. Я отказываюсь работать с клиентами, для работы с которыми у меня мало знаний и опыта, а это, как правило, уже психиатрия. Я звоню коллеге, передавая клиента «с рук на руки», если он хочет безотлагательно получать помощь.

Это не ради протеже коллеги, это для обеспечения комфорта и заботы о клиенте. Он и так в стрессе и тревоге пришел ко мне, а тут еще и отказ, так недолго и до травматических переживаний, отверженности.

Человек сам решает, воспользоваться моим предложением или нет, но часто у них глаза блестят от благодарности, что не надо им снова пытаться подключать свои силы на изучение коллегиального и профессионального пространства психотерапевтов. Ну что жадничать, можно же помочь.

Профессиональная позиция

Конечно, оценивая свою работу, можно находиться в «нирване» от того, что я уже состоялась как психотерапевт, но я предпочитаю этого не делать. Профессиональная позиция включает в себя участие в супервизорских проектах, чтобы сориентироваться в своих слепых пятнах. Я думаю, что нужно уделять время чтению новой литературы, совершенствоваться, разговаривать с коллегами, обязательно быть в сообществе, обязательно иметь поддерживающие форматы, которые помогают более качественно работать.

Мнение о себе

Вот если бы я раньше фон собирать умела, то сразу бы пошла в психологи. Свой день рождения праздную в День психологов, а в третьем классе купила книгу З. Фрейда «Страсти ума, или жизнь Фрейда»  из-за красивой обложки. Есть и третье основание, но об этом умолчу.

Я слышала о себе много отзывов, они разные и исходят от коллег и клиентов — и у меня есть такой вывод на данный момент времени о себе как о профессионале.

А теперь серьезно.

Есть профессиональные терапевты, а есть одаренные. Мой учитель Алла Вишневская говорит, что я одаренная.

В чем разница?

Профессиональные терапевты те, которые очень рано начали практику, у них большой стаж работы, и именно благодаря труду и преданности профессии они приобрели профессионализм - и это здорово.

И есть психотерапевты одарённые — сразу в профессию встроились, пришли и все.

А что туда входит в это понятие — одаренные? Я думаю, что это какая-то странная, непрекращающаяся любовь к людям, которым свойственно стремление к человечности: таким качествам, как сострадание, милосердие, внимание, любопытство, интерес, доброжелательность, искренность, трезвость мышления и некоторое благотворное благоразумие.

Для чего существует дар

Есть у меня свое понимание на уровне переживания слова «одаренность».

У человека есть дар, уже есть. Закапывать, как 5 талантов, не получится. Дар - это ответственность ДАВАТЬ.

И уже самим принятием дара автоматически соглашаетесь его передавать. Я просто проводник всего, что знаю, чувствую, имею, своим клиентам и студентам. Вот и все.

Идти ли вам ко мне - это тоже выбор, и вы свободны решать так, как вам подскажут ваши сердца.

С уважением, Анна Юхневич.

Закрыть

Укажите Ваши данные,
и я свяжусь с Вами
в ближайшее время

+

Обратная связь